АСУ в СССР


Взато с форума kazus.ru. Избранные посты:

chermnv:

Может кроме меня, есть кому, что вспомнить?

Плюс «АСУнизация» всей страны.

___Вместо эпиграфа.

Ленин сказал: «Коммунизм = Советская власть + Электрификация всей страны».

Хрущев улучшил эту формулу: «Коммунизм = Советская власть + Электрификация + Химизация всей страны» .

Во времена Брежнева острословы из интеллигенции переиначили ее в: «Коммунизм = Советская власть + Электрификация + Химизация + АСУнизация всей страны».
(АСУ – Автоматизированная Система Управления)
Сейчас идет «Компьютеризация всей страны». Вот и стало интересно мне вспомнить «старое» и посмотреть его параллели с «новым». Да еще нашел свой старый дневник, так что буду из него кусочки вставлять.
Вообще-то я по образованию физик (в молодости по призванию, теперь только по диплому). Но, во время учебы, нам добавили специальность прикладная математика, и правильно сделали. Вся моя рабочая деятельность связана с вычислительной техникой.
Собственно говоря, инициатива, как и многое другое, шло от военных. До нашего курса была военная специальность инженер-физик. Но затем военные сказали, что им такие специалисты не нужны, а вот программисты им требуются. Просмотрели нашу программу обучения, добавили три спецкурса, и стала наша военная специальность инженер-программист, а в дипломе уникальная запись: физика – прикладная математика. Это все конечно лирика, а теперь непосредственно по теме.
Это теперь, куда не плюнь, в персональный компьютер попадешь. А в средине 70-х вычислительная техника была в диковинку. ЭВМ стояли в небольшом количестве предприятий, да исследовательских институтов. Специалистов катастрофически не хватало, техника была дрянь, но как всегда, чего было в избытке, так это пропагандистской шумихи.
Газетная трескотня, да телевизионные передачи создавали впечатление, что вот проведем АСУнизацию, и наступит коммунизм.
С коммунизмом, как мы теперь знаем, не получилось, с АСУнизацией, впрочем, тоже. Так в чем-же было дело?
Дело в том, что АСУнизация проводилась сверху. И основная ее идея была: всесторонний учет для контроля верхов над низами. Это конечно-же была идея фикс, но проводившаяся с большим шумом. Данные должны были формироваться внизу, в бригадах, в цехах, на предприятиях. Затем они должны были обрабатываться на уровне предприятия и затем, передаваться в трест, а из треста в министерство. И вот сидит министр в своем кабинете, и говорит: «Как там у нас дела в Мухосранске?»
А ему отвечают: «Вообще-то хорошо, но вот в бригаде Василия Пупкина недовыполнение на 30%.»
«Как так говорит министр? Подать сюда директора завода.»
А директор завода отвечает: «Так ведь квартальная премия была большая, и пока дядя Вася ее не пропьет, на работу все равно не выйдет.» Про себя-же директор подумает, – а на работе ему все равно делать нечего, все равно нет комплектующих, и не будет их числа до 15.
Я конечно-же привел гротескную ситуацию. Но в ней отражена сермяжная правда. Даже если бы идеи АСУнизации были воплощены в жизнь, ничего бы это не изменило. Министерства захлебнулись бы в потоке информации, а решать конкретные вопросы все равно пришлось бы на местах.
В молодости я беседовал с одной программисткой, и на мой вопрос, кто препятствует внедрению АСУ, она ответила – начальники цехов. А препятствовали они по простой причине. Выполнил цех план на 115, 98, 95%% (проценты по месяцам).
И два месяца из трех рабочие сидят без премии. А выполнил он план так же точно, но показал опытный начальник цеха выполнение плана 103, 104, 104%%, и каждый месяц в цеху премия есть и начальники, и рабочие довольны.
К счастью техника была барахловая, ломалась часто, и это спасало. В общем и целом, руководство по возможности саботировало внедрение АСУ, и делали что-нибудь только под жестким нажимом сверху. А когда идея АСУнизации выдохлась, как и многое другое, о чем много шумели, о ней подзабыли, не совсем, но просто появились умные книжки (которые никто не читал, кроме студентов писавших по ним курсовые).
Против чего никто на производстве не возражал, так это АСУТП (Автоматизированная Система Управления Технологическими Процессами). Никто не был против ЭВМ, когда она являлась инструментом и помощником человека. Ненавидели ее тогда, когда она была надсмотрщиком и стукачем наверх, а этого в России никогда не любили.
Это сейчас при слове ЭВМ мы сразу представляем небольшую коробку с дисплеем и клавиатурой, а в пору моей молодости это был огромный зал с рядами гудящих и жужжащих шкафов напичканных блоками и проводами. Для хранения информации стояли опять же ряды шкафов с лентопротяжками и дисководами. Да еще требовались кондиционеры, так как техника работала в узком интервале температур. Но прогресс шел и на смену транзисторам пришли микросхемы. Вычислительные мощности возросли, а габариты уменьшились. И вот уже миниЭВМ занимают 1-4 секции и вмещаются в комнату – две средних размеров. Вот эта то техника и начала применяться реально в производственных условиях. Не скажу, что шла она на ура, так как отказывала достаточно часто, особенно на первых порах.
Молодежь сейчас и представить не может, что кроется за моими словами, так что расскажу поподробнее. Итак привезли, скажем шкафы на предприятие, поставили в отапливаемое помещение (могли и в неотапливаемое пставить), приехали монтажники, стали все это собирать и соединять множеством кабелей, укладывая их в короба или под фальшпол (слово такое вам встречалось?). Наконец спирт, выданный на протирку контактов выпит, а машина собрана. Её включают. Вы, конечно, подумали, что она, как теперь это бывает, начинает работать. Ничего подобного. Только теперь начинается процесс наладки. Инженер с логическим пробником (самодельным), тестером и осциллографом начинает неделями колдовать вокруг нее, меняя платы и перепаивая микросхемы, и о чудо, прошла контрольная задача. Все? Нет, начинается такая – же настройка периферийного оборудования. При этом сама ЭВМ периодически выходит из строя, ее опять ремонтируют, и, продолжают наладку. Наконец через пару месяцев машина может непрерывно без поломок проработать сутки! Начинается ее сдача заказчику.
После сдачи ее ставят на техобслуживание и теперь ее ремонтом занимается наш центр. Вначале машина ломается почти каждый день, затем реже – раз в неделю, затем реже раз в месяц. Когда она начинает ломаться с частотой раз в месяц, это значит, что она начала нормально работать и ее можно эксплуатировать. Как Вам такое нравится? Это я описываю реалии начала 80-х годов. По мере того, как машина прирабатывается, на ней вместо электронщиков начинают работать программисты. Между программистами и электронщиками периодически вспыхивают перепалки. Программисты говорят, что не работает техника, электронщики – что программы.
Но наконец, заработали программы, начинается режим опытной эксплуатации. Начинается реальная работа машины и обучение операторов. Операторы не хотят переучиваться и вовсю ругают машину, программистов, электронщиков и начальство, которое все это придумало.
Повторяю, вся эта котовасия была затеяна в министерстве, спущена в главк и оттуда дошла до предприятия, и если бы не отчет о внедрении перед вышестоящим министерством, вся эта АСУнизация вообще никому «нафиг» была бы не нужна.
А затем пошли персоналки и огромные вычислительные центры вымерли как класс.

Nml:

Господа, не спорьте, внедрение АСУ даже в том крайне уродском виде, как это было в СССР, была необходимо. Например, я впервые пощупал руками компьтер — не то большое-белое-старшное-с толпой обслуги в белых халатах, что нам издали показывали в институте и что никто всерьез не воспринимал. А компьютер — мало того что совсем небольшой (по нынешним меркам смешно, конечно), но — это был аппарат, который можно было включить своими руками, натыкать в него свои платы, написать программу и, например, прозванивать связные стойки. То есть девайс реальный и реально полезный.

Заинтересовался, мне дали книжку «Процессор М2» и… И через полгода я уже был почти программистом, самоучкой, так сказать

Так вот о «внедрении». Термин был такой — внедрение. Ругались даже «внедрит-твою мать». Надо было красиво написать бумаги и показать что это выгодно. Что было зачастую совершенно невозможно, так как компьютер типа «Электроники-60» стоил тогда совершенно бешеных бабок, даже в голове не отложилось сколько. И эффекта просто не было и быть не могло. Но…

Вот вспомнилось как это обошли, «внедрив» Электронику-60 на участке «Мультифора» — станок такой, управляет им та же LSI-11 импортная, позволяет сверлить 4 пакета по 4 платы по программе, хранимой на перфоленте. Да, и строить программу он тоже мог, стол двигался чем-то типа трекбола, оптическое перекрестье, и педаль «тут сверлить». Громила, финская, аккуратная, красивая, огромный гранитный стол на воздушной подушке ездит почти беззвучно, эх..

А проблемыа была в том, что завод был военный и «вала» там не было, платы делались и сотнями, и даже десятками. А самих плат было море, и стеллажами с перфолентами было забито две комнаты. И поставили нам задачу — сохранять на магнитный носитель», то бишь 8″ дискету на армянском, не к ночи будь помянутым, дисководе. При этом залезать в сам станок (точнее его мозги) запретили категорически, абы чего не вышло — хотя там наверняка можно было просто присоединить дисковод чуток поправив конфигурацию.

Но нельзя так нельзя — сделали просто — поставили рядом Эл-60, перфоленто-ридер, плату токовой петли чуток переделанную — и завели от нее на выход читалки станка. И просто файл копировали на липовое устройство — ту плату — а станок включали на чтение перфоленты. Тупо, но работало.

И вот — надо посчитать экономический эффект. А он — реально в диких минусах. Так мы посчитали, сколько требуется производственной площади для хранения перфолент и сколько надо для хранения дискет — а даже на тех дискетах, 200 кБ по моему, на одной коробке умещалось пол-комнаты перфолент. Ну и получилось что сэкономили хренову тучу кв. метров чистого производственного помещения, и эффект вышел неплохой. Хотя, конечно, перфоленты никто никуда не убирал, ибо надежность дискет тогда и в чистом помещении была никакая.

Вот. Маразм? Маразм. Но на таких задачах я и учился. Если интересно — могу еще чего вспомнить

IMHO — конец наступил намного раньше. СССРовские компы бывали и на в призовых местах, но только в самом начале. Когда система стала развиваться, и когда компютеры стали не диковинкой, а бизнесом — тут система без конкуренции обречена.

Это прекрасно понимали наверху — не такие там пни сидели. Потому и дали указание драть — ЕС -ки, потом СМ-ки и Эл-60, IBMки уже потом появились в виде ЕC-1840 и других. Все ведь содрано. Мински-32 и Наири остались в истории. Увы — навсегда.

Но мы уходим в сторону от темы. Возвращаю…
Был у нас на заводе участок револьверных станков — это в общем-то пресс, в плоских деталях отверстия рубить. Вот вырубки были в огромном барабане — барабан крутился, нужный инструмент подводился к прессу, ну и ессно — стол по XY координатам двигался.

И управлялись они перфолентой. И объемы производства — опять же — малосерийные. Перфоленты делал заводской ВЦ, где стояли монстры-ЕСовские. И сидела там натуральная мафия, делала умные лица, дескать компы загружены по самое немогу и сделать перфоленту можем только после работы, в личное время, и ессно не за так. А без компа никак, а без перфоленты — рубить руками — дорого, хуже и опаснее. И начальник цеха регулярно ту мафию кормил из своих фондов.

А замначальника — поменялся, и новый знал про возможности «персоналок», если ДВК так можно было назвать. И напел тому в уши, что 21 отдел такое сделает как нех. И дали мне задание — сделать хотя бы примитивную, без какой оптимизации, лишь бы прям в цеху, в каморке у начальника.

А я и взялся. Пошел на ВЦ — узнавать про форматы данных, и т.д. Там меня, ессно, сразу раскусили и сыграли в дурачка — форматов не знаем, программы делали не мы и иди ты ваще подальше и вечером по территории не гуляй, кирпич голова упадет. Вот это было для меня внове… Но я где-то таки данные раскопал, и программу сделал. ВЦ сразу стух и перфоленты стал делать уже особо не упираясь, а потом я даже какую-то оптимизацию добавил…

И еще интересно было, как технолога приучал компа не бояться. Мужик пожилой уже, кулаки с мою голову — всю жизнь с железом… А компа боится. Комедия — звонит — комп включить не могу. Иду в цех, выясняется, что у него просто ПАЛЕЦ (не палец, а ПАЛЕЦ) в щель не лезет, где у ДВК тумблер. Помяался я так несколько дней, а потом осенило. Оставил им дискету с играми — показал как пустить. И ушел.
Через пару дней вечером прошел через цех — все Ок, компа никто не боится, на антресоли у технолога человек пять работяг — болельщики — разгар страстей, дым столбом, азартный мат — сбивают самолетики, а те бомбы сыплют. После этого вопросы и вызовы в цех сразу на порядок сократились. Так что и такое «освоение» вполне оправданно!

Ну, в СССРовское время многое было через *опу, но уж читать худо-бедно умели все. Хотя… Сейчас вот уже иногда думаю — а действительно так было надо или для «международного престижу»? И склоняюсь ко второму. Ибо всегда была, и теперь есть, и всегда будет категория людей — хомо ни хрена не сапиенс — которым это просто не надо.

Но это уже опять оффтоп, ну или почти. Вспомню-ка я лучше еще историю из той — Электроники-60 — эпохи. Этот текст я даже набирать не буду, я его когда-то публиковал на сайте Пройдакова, но, думаю, что как автор имею на него полные права. Ссылку не даю, дабы не пахло рекламой, а текст вот он:

 

Цитата: Что такое килобит — знают нынче все, причем многие даже то, что «кило» — это вовсе не 1000, а 1024. Мегабайтами и гигабайтами тоже никого не удивишь… А вот что такое ведробит, знают единицы.
Дело было году этак в 1986, работал я тогда на рижском заводе «Коммутатор» начинающим программистом — ну совсем еще начинающим. Надо сказать, что условия для работы были весьма неплохие — там инженер мог зарабатывать, ну, не так, как гегемон, но все-таки. Доплачивали по половине ставки за вечерние работы (а работали мы тогда помногу и по-честному), была возможность брать работу из цеха — если там не справлялись. Каким образом начальство умудрялось при советской системе это делать — загадка. Но удавалось ведь! Когда я был уже не совсем начинающим, мог получить и 400 и более в месяц при окладе 150 — напомню опять, что речь идет о советских временах.

Но речь совсем не о том, точнее, не совсем о том… Тут надо упомянуть еще, что завод был военный, производил связную коммутирующую аппаратуру и были какие-то изделия, управлявшиеся компьютерами. Какие — не знаю, интересоваться было опасно.

Ну а раз были компьютеры, значит, были и программы. А раз были программы, то их надо было где-то хранить. Да еще — чтоб было надежно и просто, как топор, — все-таки продукция военная. Какие тогда были магнитные носители — отдельная тема, скажу только, что даже в условиях отдела сбоили страшно, а стоило принести дискету в цех — мгновенная смерть. Следовательно — перфолента. Чтобы и в машину можно ввести и секретчику дырочки пересчитать (это не шутка). Ну а раз завод производит аппаратуру, то должен комплектовать ее этими самыми перфолентами.

Вот тут я и подошел к сути. Копировать перфоленты, да и вообще с ними работать — дело нудное и неблагодарное. Если коротко, то:

загрузить образцовую перфоленту в память (потом обратно смотать);

вывести на перфоратор (потом смотать);

сунуть в считыватель, сравнить (естественно — смотать).

Ну и учитывать то, что ленты эти имели привычку рваться в самый неподходящий момент… и что расценки на эту работу были очень невыгодные и в цеху за них уважающий себя гегемон не брался.

Но ведь ко всему можно подойти с умом… Был у нас в отделе программист Мажаев , по сравнению со мной — зубр… Он сделал для этой работы программу, которая работала примерно так:

вводилась образцовая перфолента;

в перфоратор вставлялась новая катушка, программа запускалась;

выведя достаточно длинный кусок, программа делала паузу;

выведенный кусок вставлялся в фотосчитыватель и…

…и Мажаев нажимал кнопку и шел заниматься своими делами, а программа выводила и со смещением считывала и сравнивала — потому как перфоратор частенько ошибался. В этом случае программа просто останавливалась, т. е. вместо включения сигнала выключался рев перфоратора… Тогда делался прогон, ошибочный кусок вырезался. Таким образом за вечер, почти не отвлекаясь, он выполнял норму нескольких дней и неплохо прирабатывал.

А при чем тут ведробит, спросите вы? Да ведь перфоратор, пробивая отверстие в перфоленте, вырубал из нее крохотный кружочек бумаги, чуть более миллиметра. Кружочки эти ссыпались в специальный отсек, который достаточно быстро наполнялся и по мере этого был высыпаем в обычное пластмассовое ведро для бумаг. К концу работы оно обычно бывало полным. Вот это и был ведробит! Каждый бит можно было пощупать руками — разве теперь такое возможно…

 

Сообщение от Lord_Letalis: Машина думать сама не умеет.

Опять же зарисовка из 80-х

СССР, вокруг враги, военкомат — серьезная контора. И просит эта контора сделать автоматизированную систему обзвона по списку — набрать номер, проиграть в линию сообщение, типа, враги напали, беги на сборный пункт.

Прикинули начальники, с нами посоветовались — вроде задача так себе, рутина. Приехали в военкомат и излагают:
— компутер — столько -то бабок
— разработка инерфейсных плат в телефонную линию — столько-то
— производство их — столько-то
— разработка ПО — столько то.

И тут встает красная рожа с лампасами и рычит что-то типа «мы же компьютер покупаем, на *уя нам какое-то программное обеспечение? Пусть компьютер думает!»

И ведь с тех времен восприятие тех что «в лампасах» — не особо изменилось, увы. А вы — «дело нужное», «дело правильное»… Мысли правильные. Но не от вас все зависит. Опять же — увы. Теория и реальная жизнь далеки друг от друга.

 

 

Gnaty: «Эк, однако, муза меня сегодня пропёрла.»

Богатыри — не вы! Плохая им досталась доля: Немногие вернулись с поля… Не будь на то господня воля….. (М.

Лермонтов про АСу)
Как старый АСУпщик, (начинал на транзисторной Минск-32), могу сказать, что все решает организация. В

нашем МЭПовском главке было 11 ИВЦ, среди которых 2 на крупных резисторных заводах были ну оч-чень

крупными. И один работал, как и все, а другой в Одессе работал стабильно, и простоев машин у них не было, и

задача распределения выпущенной за день продукции решалась каждый день. А организовано это все у них

было начальником ИВЦ, который до назначения в АСУ работал начальником гальваничесуого цеха. ИВЦ

работал в 2 смены, днем программеры отлаживали свои программы, а во вторую решались текущие заводские

задаци. А отвечал за это начальник смены, причем ему выдавались талоны на такси и он мог поднять любого

электронщика или программиста с постели в любое время, если считал это необходимым. И поднимали, когда

машина не шла или программа не считала. Т.е. была создана правильная система взаимоотношений и

ответственности. Чем, кстати, японцы подмяли весь остальной мир. (В смысле созданной ими системой).
А теперь о современности. Создали мы (я и круг моих сотрудников) автоматизированную систему управления

производством которая вела расчеты начиная с ввода плана на месяц с учетом всех запасов на предприятии.

Выдавала заявки в ОМТС для закупок, все требования на склады и для гарантии достоверности все заводские

документы выходили из системы накладные, ведомости и т.д. Работала эта систма на среднем

машиностроительном предприятии выпускающем сложную коммунальную технику (мусоровозы,

пескоразбрасыватели, бочки). Сложность произвлдства заключалась в том, что около20-30% леталей

унифицированы, их наделают на весь месяц. вварят в узлы, а машину на конвеере собирать не из чего. Детали

все сделаны, материал израсходован, а нужного узла как раз-то и нет. Ну в общем решили мы эту задачу,

наладили полностью прозрачное производство, где было видно абсолютно все и в какое время. Но хозяева

завода решили внедрять американскую систему. Так после работавшей нашей уже 5 лет внедряют вгрохали в нее

кучу бабок, а внедрить не могут. Вот такая система

__________________
Всему свое время, и время всякой вещи под небом: Екк. 3.1

 

VLAD-SVG :

Почему-то никто не вспомнил БЭСМ-6. Эта машина выпускалась лет 10 и явно на момент создания опережала все выпускавшиеся машины в мире.
А МИР-1 — ведь это был вообще первый персональный компьютер в мире. Нам было чем гордиться. Угробило все решение перейти на машины серии РЯД (ЕС). Что касается программистов, то я убежден, что лучшие программисты мира работают в Москве, Санкт-Петербурге, Минске и Киеве. Другое дело, что реализовать свои таланты не удается (так, чтоб в мировом масштабе). Действительно, DOS, WINDOWS, OFFICE — созданы в США. Наша роль состоит только в изучении того, что сделано американцами. Ну и, понятное дело, безудержная критика Билла Гейтса и программных творений. Мы научились только взламывать чужие программные продукты. Здесь мы мировые лидеры. Анекдот состоит в том, что взломщики программных продуктов — это программисты высочайшего класса, возможно, более высокого, чем у самого разработчика. Виноват, отклонился от темы.
Что касается АСУ, то это миф. Американцы использовали более простой и  понятный термин — информатизация, что собственно говоря происходит и у нас сейчас.

 

Chermnv:

Было это в средине 80-х, эпоха перестройки. Работал я в «СВТ СЕРВИС»- это организация по наладке и эксплуатации ЭВМ. Пришел как-то заказ пусконаладочные работы. Ребята ещё удивились, что это ЭВМ СМ-4, дело в том, что обычно этот тип машин налаживали сами заводчане, а тут вдруг нам его отдали да ещё какая организация – КаГэБэ!!!
Вообще-то, в это время, уже шли СМ-1420, та же СМ-4 (по архитектуре и системе команд) но уже на микропроцессорах. Мне приходилось её пускать на нескольких предприятиях, и это самые лучшие мои воспоминания о советской технике. Пару раз было так, что мы её собрали, включили и она сразу заработала! Кто имел дело с ЭВМ в те годы, меня поймёт. Событие на уровне чуда. Киевская машина это вам не М-6000 на армянских микросхемах. Научились делать хорошую технику перед развалом Союза.
Однако с пуском возникли проблемы. И, это притом, что пускал её грамотный специалист. Он жаловался, что нет ни одной исправной платы. Месяца через три на него поступила официальная жалоба, и он уволился. Послали другого, тоже с большим опытом, через месяц-другой уволился и он. В общем, эпопея с пуском тянулась долго, и я не помню точно, чем она закончилась, т.к. я и сам уволился, потому как понимал, что предприятие долго не протянет. Уже пошли персоналки. Эпоха больших и средних ЭВМ завершалась.
С нами работали двое ребят, которые пришли с Краснодарского ЗИПа. Пусконаладчики. Они-то и разъяснили в чём дело. Оказывается на заводах практически невозможно было списать брак. Сделали плату, а она не работает. Попробовали её исправить, а найти неисправность не могут. По уму её надо списать и выбросить, ан нет, она денег стоит, и такой шаг резко ухудшает экономические показатели предприятия.
Что в таком случае делают? Кладут плату в специальное хранилище, которое у них называлось «изолятор брака». И там весь такой мусор скирдячится. Но наступает момент, когда изделие снимают с производства. Новые платы уже не выпускают, а по отчётности завод должен сдать ещё несколько изделий. Всё ведь запланировано. Вот тогда и собирают изделия из этих плат. Закрывают глаза и ставят штамп приёмки. Отправляют, но сами налаживать не едут. Вот такая машина похоже туда и попала.

 

Bofar:

А вот кто помнит, почему говорят «прошить память»?
До конца 70-х я занимался обслуживанием управляющей ЭВМ УМ-1 на феррит-диодных элементах: 8 шкафов, 4 Кбайт ОЗУ, 6 Кбайт ПЗУ и аж 608 коротких операций в секунду! Программы писал прямо в машинных кодах и в прямом смысле зашивал их в ПЗУ, протаскивая пинцетом проводок через ферритовое колечко или в обход его.
Но что удивительно! Со своим колоссальным быстродействием УМ-1 успевала контролировать технологические параметры сразу 4-х агрегатов очень немаленького химического производства: следила за отклонениями, суммировала расходы, вычисляла расходные коэффициенты и ежечасно распечатывала портянку с отчетом. Да еще и управляла отдельными контурами! Да еще пытались сделать на ней оптимальное управление с решением системы диффуравнений! Да еще провели вполне успешные опыты по автоматическому выводу агрегатов после остановки на технологический режим — это когда операторы в течение полутора часов осторожненько подкручивают ручки управления.
Вспоминая это, никак не могу понять: на что расходуются в современных АСУТП гигабайты памяти и гигагерцы быстродействия.

А в середине 80-х занимался чудом техники: бухгалтерской машиной (эх, забыл название!). Помню, что вместо бейсика у нее был чудный ЯМБ — язык бухгалтерских машин, где ячейки памяти назывались регистрами, а пересылки показывались стрелками.
Оперативный вывод у нее был не на монитор, а на электрическую пишущую машинку: когда во время печати происходил возврат каретки, стол чуть не переворачивался.
Но самое чудо был накопитель на жестком диске. По габаритам — стиральная машина с вертикальной загрузкой. Емкость — целых 1,4 мегабайта (во избежание неправильного понимания пишу полностью).
И выпускалось это уродство до 1985 г. точно. А может, и дальше.

 

Chermnv:

Попал в 1983г на разработку многопроцессорной системы на базе С5-22 (тогда С5-21М «Светлана»). Повесили аж 8 штук на «Общую Шину». Начал выяснять, зачем столько. Оказалось, в высоких кабинетах был поднят вопрос, почему у американцев есть многопроцессорные системы, а у нас нет. А тут как раз наша тема открывалась, вот её и решили сделать многопроцессорной. Спроектировали, стали настраивать. Не идёт. Пригласили разработчиков. Когда начальники ушли, я их спрашиваю, Вы сами то проверяли такую систему, макет какой-никакой делали? Нет, говорит. Проверяйте сами, должно всё работать. Вот моряки сделали двухпроцессорную систему, у них работает, а чтоб сбоев не было, между столами лист заземления проложили. Пободались с ними, они усилилили шины питания и землю на плате, ещё что-то по последовательному каналу модифицировали. А мы начали потихоньку избыточные процессоры выкидывать и сокращать конфигурацию с трех столов до одного. В одном столе (насколько я знаю, т.к. уже ушёл, не дождавшись окончания разработки) три процессора осталось, получилась рабочая конфигурация.
Речь веду о том, что инженеры разрабатывали, не исходя из пропускной способности системы. А просто потому, что начальству надо было продемонстрировать, что и у нас могут многопроцессорные системы разрабатывать.
А машина была интересная, 16 разрядный процессор на DEC системе команд. Правда память на РУ(не помню каких). Минимальная конфигурация три платы – процессор, память, УВВ. В принципе персоналка и это когда IBM персоналок ещё и не знали. Но без операционной системы. Машина абсолютно голая.
Но развития дальнейшего не было.
PS а тут стучащий КОНСУЛ вспоминали, так вот громко он бахал кареткой если воздушный демпфер был не настроен. При хорошей настройка всё нормально работало.

jvs_y:

Разбередили память, тоже добавлю свое
Я начал работать уже пoсле универа на ЕС-1020, шкафов видимо невидимо и аж 128К памяти. На нашем заводе еще была машина УМ, на которой программировали мотая медную проволку на магнитные колечки, но это даже для меня был вчерашний день, я работал с парнем у которого первая запись в трудовой книжке была «слесарь программист», он работал на машинах ‘Проминь», я их тоже не застал, ну у них были перфокарты алюминиевые пластины сантиметров 40*15(может, поэтому слесарь?). А шкаф, который копировал перфокарты назывался «бармалей» дырчал громко. У нас появился перфоратор гедээровский, который надпечатывал текст, так я важные программки на нем печатал, это было не для всех, а я когда-то умел читать перфокарты по дырочкам. Я программист с 1979 года, но вершиной своего творчества считаю две строчки кода на ассемблере: представьте, вводят ящик перфокарт по зарплате, если на карте что-то неправильно, её надо поставить рубо(чтобы её перебили и опять ввести), так я в программе прoверки в случае обнаруженной ошибки написал цикл проверки бита прерывания от устройства 012(перфокарточный ввод) в PSW и машина висла, оператор брал последнюю введенную карту и давил кнопки сброс, пуск и ввод продолжался, класс, кто понимает. у меня кстати была распечатка DOS 1.0 с комментарями на немецком, раритет!. У Содружества было разделение труда, Болгары воровали дисковые накопители, немцы — операционнку.